наверх

02010304

«Татарская молодежь активна, и это помогает в формировании общественного мнения»
13 августа 2018 года

Как дальше будет развиваться главный форум молодых татар.

Журналист редакции KazanFirst Ляйсан Кадырова расспросила председателя Всемирного форума татарской молодежи Табриса Яруллина о будущем этой площадки, подвела вместе с ним итоги мероприятия и узнала, кого лучше на подобные события больше не звать.

Как по-вашему, насколько форум удался?

— Мне кажется, форум прошел успешно. Вчера был день рефлексии. Вместе со всеми организаторами, всей командой мы разбирали то, что можно было исправить, то, что можно было сделать по-другому. Кто-то плакал от перегруза, от того, что было очень много работы возложено на их плечи. Кто-то высказывал свои предложения. В общем, каждый отметился. Конечно, были недочеты. Они всегда бывают, когда речь идет о таких масштабных мероприятиях. В день работы дискуссионных площадок нам, наверное, нужно было приготовить больше специализированных тем. Еще мы не смогли заблаговременно разделить людей на группы по этим площадкам. Люди попадали на тему либо по собственному желанию, либо случайно. Мне кажется, это было одним из недочетов нашей работы. Нам самим хотелось бы проводить отбор делегатов для форума. Но так как они избираются в регионах, мы не вмешиваемся в это дело. Принцип-то демократичный. Тогда хочется, чтобы и по открытой регистрации больше людей приходило. Если и проводить следующий форум, то так, чтобы торжественной части было по минимуму, а образовательной — по максимуму.

— Пять дней — это много или мало для форума?

— Это много для нас (смеется). Я думаю, если форум делать образовательным, то три дня было бы достаточно. Большое время занимает пленарное заседание. Оно всегда состоит из двух частей и разделено на два дня. К тому же вся выборная процедура входит в рамки работы заседания. Там же принимается резолюция, предложения к ней, утверждается Совет форума. Если бы мы делали все это в один день, то человеку пришлось бы сидеть около пяти часов. Это большое испытание.

— Пообщавшись с неоднократными участниками форума, выясняется, что программа для многих уже знакома и во многом повторяется. Было ли что-нибудь совершенно новое в этом году?

— Форум — это такой формат, когда что-то новое придумать сложно. Мы стараемся менять его по содержанию. В этом году вовлекли в это дело регионы и страны. Чтобы и они что-то делали. И мне кажется, что со временем их роль возрастет не только в наполнении форума содержанием, но и в организационных делах. А так, культурная программа, поездка в Болгар, Арск — это все повторяется. Потому что Болгар обновляется с каждым годом и большая часть участников ни разу не была в этом городе. В Арск они едут выступать. Не все ведь на форуме выступают с лекциями и проектами. Кто-то хочет показать свои творческие способности. Сложно удивить лишь тех, кто везет сюда новичков. Они видели все это много раз.

— И все же, что делать с теми, кто участвует в форуме в шестой раз? Зачем вообще приглашать одних и тех же?

— Таких было не так много — два-три человека. Бывает так, что многократные участники форума ответственны за свою делегацию. Обычно это руководители каких-либо молодежных организаций, у них много опыта и они хорошо разбираются в своем деле.

— Кто занимается логистикой форума? Почему обед был в одном конце города, а мероприятие — в другом и приходилось много времени проводить в автобусе?

— На самом деле в автобусе мы проводили не так много времени. Практически все проходило в Деревне Универсиады, только пленарное заседание мы провели в «Корстоне». И даже его можно было в ДУ организовать. Это очень удобная площадка. Когда ты живешь в Деревне Универсиады, логично, что ты едешь с другого конца города. Ну, жили бы делегаты в гостинице. В одной гостинице найти тысячу мест нереально. Они жили бы по 100-200 человек далеко друг от друга. А в ДУ были все вместе в двух домах. Круче, конечно, если бы их в казармы селили по 20 человек. Мне кажется, классно было бы, если мы и палаточную форму отработали.

Я согласен только с тем, что некоторые вещи нужно больше концентрировать в одном месте. Нужно больше открытых пространств. А когда вот такая насыщенная программа, всегда приходится ездить туда-обратно.

Например, мы для делегатов приготовили специальную экскурсию по Старо-Татарской слободе. Это была не типичная стандартная экскурсия. Об исторических объектах рассказывали сами жители или работники слободы. Надо было с каждым из них договориться. Даже имамы стояли и рассказывали. Почему ради этого не проехать 15 минут на автобусе? Я бы на месте делегата жадно впитывал все, что только мне рассказывали. Было очень много положительных отзывов. Мне много писали лично, писали посты. Я такой обратной связи во время других мероприятий еще не получал. Были стандартные благодарности, но не в таком объеме.

— Некоторые участники посчитали, что на форуме не хватает волонтеров, чтобы хотя бы подсказать дорогу.

— Волонтеры были, мы называем их кураторами делегаций. Всего их было около 30 человек. Если честно, я иногда удивляюсь молодежи. Зачем им вообще нужны кураторы? Наши кураторы — это гугл-карта или любая другая программа. Частенько подходили и ко мне в момент, когда на телефоне у меня висит миллион звонков, мне срочно нужно продумать что-то, подумать о программе и так далее, а ко мне подходят и спрашивают: «А где здесь НКЦ?». Мне кажется, таких делегатов, которые не умеют пользоваться картой, следующий раз вообще звать не надо. В конце концов, на это были кураторы, они могли в любой момент позвонить и спросить у них, куда идти и что будет дальше. Хотя для ответов на эти вопросы наша программа расписана очень подробно. Несмотря на все это, всегда найдутся такие люди, которые пожалуются на неорганизованность. Я вышел, а автобуса нет, говорят они мне. Я спрашиваю, а во сколько ты вышел? В восемь? А по программе ты должен был в 6:30. Бывают такие люди, которым хотелось бы, чтобы каждый их шаг сопровождали. Мне кажется, абсолютное большинство форума не нуждалось ни в волонтерах, ни в кураторах. То, что мы, например, из 50 проектов отбирали 20 на «Аллею проектов», мучили все эти 50 организаций всякими вопросами, просьбами прислать видео и фото, повышает вовлеченность в форум намного больше, чем волонтеры, которые показывают дорогу.

— Кстати, об «Аллее проектов». На самой выставке с уже отобранными проектами было представлено несколько таких, которые давно нашли свое воплощение в жизнь и довольно хорошо известны среди татарской молодежи. Например, «Печэн базары», который проводится уже в шестой раз, или «Мин татарча сойлэшэм» — в тринадцатый. Почему именно они из 50? С какой целью вы представляете их снова?

— Мы просто взяли пару проектов самого форума. Это для того, чтобы другие регионы тоже могли познакомиться с этой идеей и сделать у себя то же самое. «Печэн базары» подошел к тому моменту, когда нам говорят: «Мы тоже хотим проводить такое», и этот интерес мы хотим поддержать. Да, мы проводим некоторые из них уже по несколько лет, но многие из делегатов были на фестивале «Печэн базары» в первый раз. Да не то что делегаты, были и казанцы, которые говорили мне, что в первый раз здесь. Глупо не воспользоваться шансом распространить проекты потом в своих регионах. «Мин татарча сойлэшэм» — то же самое. В прошлом году эту акцию провели у себя около 10 регионов. Мы хотим охватить еще большую географию. Поэтому я считаю, что на «Аллее проектов» они более чем уместны.

— Насколько изменилась языковая ситуация на форуме по сравнению с прошлыми подобными мероприятиями? Где бы я ни сидела, куда бы ни подошла, кроме площадки Айрата Файзрахманова, мало где говорят на татарском. Такое было и раньше?

— Да, было. Но про везде ты преувеличиваешь. Не везде. Мне кажется, среди всех татарских форумов этот самый татарский. Какой еще форум вы можете назвать, где на пленарном заседании выступают только на татарском?!

— На пленарке было одно выступление на русском языке.

— Не может быть. Ааа, ты говоришь про Артема Малых. Он удмурт. Из Ассоциации финно-угорских народов. Он сказал только приветственное слово. Но у нас нормально к этому относятся. Все-таки были площадки, на которых выступали только на татарском языке. Например, площадка Татарстана и зарубежных стран. Как по мне, не все так плохо, еще не все потеряно.

— В 2016 году форум включал в себя работу 114 молодежных организаций. Сколько их в 2018-м?

— Сейчас таких организаций около 130.

— Были ли новые делегации?

— Да, были. Приезжали в первый раз из Швейцарии. Один человек. Для европейских стран два-три человека — это уже неплохо. Из Великобритании было четыре человека. Еще Дальний Восток. Я не помню, чтобы они были раньше. Ямало-Ненецкий автономный округ приехал. Больше не помню. Новые люди были.

— Какие делегаты были самыми активными?

— Москва, Московская область, Башкортостан. Активны ребята из регионов, где есть сильные общественные организации. Два года назад Москва раскритиковала нас. «Мы хотим копнуть глубже, хотим взаимодействия и большей вовлеченности», говорили они. И вот в течение двух лет мы выстроили очень хорошие отношения с молодежью Москвы и Уфы. Москва была везде. Мы их и как экспертов приглашали на площадки, и на «Аллею»выдвигали их проекты. И в организационном плане они хороши. У Москвы и Московской области были свои кураторы, из своих делегаций. Они встречались с нами еще до форума. Мне кажется, они были самыми вовлеченными. Если мы будем организовывать форум и в следующий раз, то вместе с Москвой и Уфой.

— Из самых активных делегатов выбирали «Яшь илчеләр» («Юных послов») и Совет форума численностью 50 человек. В чем разница обязанностей групп?

— Совет форума — это общественная функция. Яшь илче — это представительская функция. Разница для обывателя не такая большая, но для меня она очевидна. В Совет входят представители разных общественных организаций. С ними мы постоянно общаемся и вместе принимаем решения. Пишем обращения, открытые письма. Одно дело, когда мы подписываем письма «Так считают Табрис, Айрат и Марат», а другое дело, когда ты это все делаешь от имени многих общественных организаций. Мы — татарская молодежь — активны во многих регионах и странах, поэтому грех этим не воспользоваться. Это наше преимущество, когда мы формируем общественное мнение. Нам главное — видеться пару раз в год, обсуждать проблемы и вопросы.

«Яшь илчеләр» — это не обязательно человек из организации. Это может быть молодой ученый или специалист в одной из областей деятельности. Эти люди рассказывают о татарах и Татарстане перед студентами, перед общественностью, будут слушателями или наблюдателями в молодежных организациях своих стран и регионов.

— Кроме «Яшь илчеләр» и членов Совета форума выбирали еще и председателя форума. Поздравляем тебя с «новой» должностью. На форуме ходили слухи, что через два года Табрис Яруллин покидает Конгресс. Это правда?

— Видно будет (смеется). Общественная работа мне очень нравится. Снова избираться на председателя через два года — мне кажется, это почти невозможно и неприлично. Считаю, не так важно, буду ли я председателем через два года или нет. Как зовут председателя сейчас — Табрис, Ильнур или Гузалия — тоже не важно. Важно лишь то, что мы работаем командой и продолжим работать до тех пор, пока наши воспитанники не подхватят наше дело полностью. Преемственность должна сохраняться.

https://kazanfirst.ru/articles/471151